Олива, Сергиев Посад

Два взгляда на одну выставку особого искусства

В Москве на площадке Еврейского Культурного Заведения «180 м²» (Еврейский музей и центр толерантности) открылась выставка работ особых художников — тех, что деликатно принято называть «с особенностями развития». Экспозиция «Настасья Филипповна и другие» продолжает инициативу, начатую летом на площадке Винзавода проектом «Это мы».
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2601807

Взгляд первый. Маленький аукцион и большой проект Нелли Уваровой

«Смелее, друзья! Подходите, ее можно потрогать», – ведущий аукциона держит в руках картину – на ней изображена ваза цвета слоновой кости, в ней красные цветы. Они уже прожили свою короткую и счастливую жизнь и теперь отцветают. Словно плачут. А еще на них как будто дует ветер из окна…

- Три тысячи рублей – раз, три тысячи – два, три… продано!

«Натюрморт с красными цветами» художника-аутиста Тима Штромана нашел новый дом.

Этот маленький аукцион необычайно важен для организаторов этой выставки – Нелли Уваровой, проекта «Наивно? Очень» и галереи «73 Улица», но еще больше он значит для авторов работ – людей с особенностями ментального развития. Ведь до недавнего времени подобные аукционы были для особых художников единственным способом заработать.

Актриса Нелли Уварова бережно держит в руках довольно большую, белую, гладкую тарелку, на ней одному только автору известным способом нарисован эскимос.

- Несколько лет назад я так же приходила на выставки, покупала подобные вещи. Приводила знакомых, друзей, - Нелли Уварова рассказывает корреспонденту «Ъ» об истории проекта. - А началось все благодаря подруге, дочка которой училась в 21 колледже. (Единственное среднее-специальное учебное заведение в стране, где люди с ментальными нарушениями могут получить профессию – прим. авт.) – Я знаю девочку с раннего детства, но только в колледже впервые увидела в ее глазах искренний интерес к чему-то. В жизни ребенка появилось что-то важное. Не только мама, папа, бабушка и театр, где девочка часто бывала с родителями, а нечто, принадлежащее только ей одной. Ее пространство творчества. Мне захотелось познакомиться с другими ребятами».

Нелли Уварова рассказала, что 4 года назад, когда она вышла в декрет, у нее появилось возможность подумать, а что еще существенного можно сделать для этих людей, ведь выживать колледжу очень трудно.

Сначала появился интернет-магазин. Потом стало понятно, что созданные при 21 колледже «особые» мастерские не всегда справляются с объемом, который необходим для магазина. Встал вопрос: как организовать работу так, чтобы она была стабильной.

«Мы арендовали несколько помещений на Волгоградском проспекте, открыли новые мастерские и назвали проект «Наивно? Очень». Ребята ходят туда на работу», - пояснила актриса.

Нелли Уварова отметила, что сейчас, когда изделия стали выпускать тиражами, проект содержит себя сам. В Москве с мастерскими сотрудничают несколько магазинов подарков. Кружки и тарелки, расписанные художниками особых мастерских можно купить в 8 городах страны.

«Мы бы очень хотели открыть собственное арт-пространство, - делится планами актриса, - где мы могли бы показывать и продавать работы. Эти вещи – картины, тарелки, куклы – они уникальны. Их надо видеть, трогать. Я надеюсь открытие постоянной выставки-магазина – наш следующий шаг».

А пока проект «Наивно? Очень» странствует по выставочным залам: заявляет о себе сам, или получает приглашения, как в этот раз – от галереи «73 Улица» и ее арт-директора Елены Комаренко. «Жизнь сама подсказывает нам, как реализовать свои идей помочь людям с особенностями развития, и познакомить всех остальных с таким необычным видом искусства», - говорит Елена.

Взгляд второй. Акриловый Чернышевский и невероятная Настасья Филипповна

Этот необычный вид творчества иногда называют наивным искусством. Но слово «наивность» – последнее, что приходит в голову - ведь работы, представленные на выставке осмысленны и многогранны. Просто они – вне наших привычных представлений.

Каждый из четырех углов выставочного зала – экспозиция работ одного художника – Николая Бондаренко, Андрея Демина, Романа Горшенина и Маркуса Мартиновича. Работы не спорят, а дополняют друг друга. У каждого из четверых – свой стиль, свой мир. И свой диагноз, но речь не об этом. Диагноз - эпилепсия был и у Достоевского, но никому не придет в голову назвать его «писателем с ментальными нарушениями».

Свой роман Достоевский назвал «Идиот», потому что герой – странный, ни на кого не похожий человек. Писатель не знал, что полтора столетия спустя особый художник изобразит героев его романа невиданными яркими красками под названием акрил.

Свои первые в жизни акриловые полотна Николай Бондренко создавал под руководством художника Татьяны Чемодановой. Темы обдумывали вместе, педагог так увлеклась процессом, что даже материалы для первых работ поначалу покупала сама, а потом Коле и его товарищам стал помогать проект «Наивно? Очень». Работа над проектом заняла три года.

Когда Николай Бондаренко только собирался иллюстрировать свой любимый роман «Что делать?», выяснилось, что книга из школьных времен куда-то сгинула. Купить эту книгу в сегодняшней Москве не удалось его даже у букинистов. Пришлось распечатывать текст из интернета. Так особый художник воскресил роман, а потом вызвал к жизни и его героев.

Яркая и уютная Вера Павловна держит поднос со своим любимым напитком – кофе со сливками. Портреты главных героев романа Чернышевского задумывались, как триптих. Если присмотреться, видно, что Вера Павловна и два ее мужа – в одном помещении, но при этом каждый в своем мире, в своей раме. Теперь особый художник под руководством своего наставника Татьяны Чемодановой начал иллюстрировать Достоевского.

«Настасья Филипповна у зеркала» – самая новая из работ, - рассказывает художница. – Для героев Чернышевского Николай выбрал чистые яркие цвета, для Достоевского – более сдержанные размытые. Когда в процессе создания, встал вопрос о том, какого цвета стена, Коля подумал и сказал: «Настасья Филипповна – это желтый дом».

Работы Андрея Демина напоминают о русском авангарде. Два удивительных портрета Маяковского передают настроение, ощущение, впечатление от образа поэта-бунтаря с огромным талантом. Рядом с поэтом – его муза, Лиля Брик, она тоже вполне узнаваема.

Роман Горшенин – автор серии работ созданных с помощью масляной пастели. Материал непростой, но Рома справился. Получилось нежно и задушевно.

Камерная выставка, к радости ее устроителей и участников привлекла знаменитых гостей. В частности, на ее открытии был замечен режиссер театра «Современник» Егор Перегудов, который поведал «Ъ» подробности о создании картин. «Некоторые из этих работ я видел в процессе написания, «Настасья Филипповна» рождалась у меня на глазах. Сейчас мы готовим новый спектакль, главным героем которого будет человек с аутизмом. Для того, чтобы это сыграть и воплотить мы собирали материал – я приходил в мастерские «Наивно? Очень» и общался с ребятами. Самое сильное впечатление этой выставки – работы Маркуса Мартиновича. Просто не верится что этому человеку всего 8 лет. Удивительное ощущение мира, смотрите какие названия: «Не стой на моем японце!»

А что же думают о выставке профессиональные художники? О своих впечатлениях рассказала заместитель директора музея наивного искусства Александра Володина: «Эти художники не получили профессионального образования. Они не пристраивают сознательно воздействие картин на зрителя, выбирают яркие и контрастные цвета и неожиданные сочетания, используют рубленные формы и резкие мазки. Не каждый профессионал бы на это решился, а ребята чувствуют себя совершенно свободно, видно, что творчество для них – удовольствие».

Выставка продлится до 6 ноября

Алиса Орлова и Наталия Овчинникова
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2601807

Олива, Сергиев Посад

Самолеты вылетали и дельфины выплывали...

Геленджик встретил меня контрастом – солнцем, которое плавилось и  проливалось на голову золотистой лавой и холодным ветром. Мне нужно  было добраться от автовокзала до центра, а потом до остановки Тонкий мыс, где моя подруга Ира, нашла мне пристанище на одну ночь.
Я отправила подруге смс, когда наш автобус выехал на автостраду, а когда заходила на автовокзал в Геленджике, в блокноте  уже был записан адрес бюджетного, пятисотрублевого ночлега. Ира, еще та путешественница, ищет профессионально.
Надо сказать, что 500 рублей – универсальная цена одного койко-места «на курортах Краснодарского края».  С двумя оговорками: речь идет, во-первых, о частном секторе, а во-вторых, в зависимости от сезона и от конкретного отрезка времени в этом сезоне стоимость проживания может быть выше или ниже. Последнее, впрочем, реже. Транспортное сообщение в Геленджике достойно песни – транспорт ходит по расписанию. Точно. Относительно точно. И редко. Давка в автобусах в полдень напоминает московскую утреннюю разминку в маршрутке. И это конец сезона!
Мне повезло: не успела я выйти с автовокзала и перейти дорогу, к обочине подкатил маленький и горбатый автобус. Желтая табличка с цифрой «2» сообщала, что автобус отвезет меня к центральному рынку. Оттуда недалеко до известной на всю страну набережной. Но набережную я оставила на вечер, а пересела на похожий – такой же маленький и горбатый автобус, и отправилась на Тонкий мыс – разыскивать свое будущее жилье.
Автобус петлял по раскаленному асфальту, затем по каменистой дороге. Я смотрела в окно. Геленджик – место камней, солнца, моря и малоэтажной застройки. Гостиницы, отели, гостевые дома и прочее, чему нет названия, но есть крыша, а под ней кровать. Только на самом ленивом заборе не висит объявление – «сдаются комнаты». Там где не спят – там едят.  По дороге были замечены: столовая № 1, №7, № 11, № 21,  столовые  без номера, но с  вывесками ностальгического характера – СССР,  буржуйские кафе и рестораны, мещанские блинные и пирожковые, различные хот-дожные с вывеской «фаст-фуд», а то и вовсе без вывески. По-моему Кубань имеет самую разветвленную сеть едален…
Дорога показалась мне длинной. Казалось, мы выехали за пределы города.   За окном нарисовались большие буквы. Собравшись вместе, они доверительно, как лучшему другу, сообщали каждому проезжающему, что «Город твоей мечты» вовсе не за горами.
Тонкий мыс. Конечная. Метров триста меня отделяло от крутого склона и  моря, но я свернула направо, и пошла по проселочной дороге – в любой русской деревне – на севере или на юге есть точно такая же.  Дорога именовалась как улица Ясная.  Как же ей еще называться, если здесь на мысе, где есть только море , солнце и камни, а солнечных дней больше, чем самом Геленджике.
Искомое нашлось быстро. Я получила ключи от «двухместного номера» -  комнаты с двумя кроватями, кондиционером, холодильником, свежими обоями и относительно чистыми полами, решила, что  для одной ночи это даже роскошь какая-то,  облегченно вздохнула и отправилась на Гидробазу.
PS. ... дальше, видимо, не допишу, но вкратце:
 Собственно, я поехала в Геленджик, за ради этой самой Гидробазы, где в начале августа проходил "Гидроавиасалон 2014". В этом году там все началось печально - в первый день  разбился вертолет МИ-8, вместе с экипажем. На второй день, я как раз уже приехала, пилоты откатывали программу  по-полной: над головой носились разноцветные "соколы" и "ястребы", выделывали кренделя в небе вертолеты, величаво, словно лебеди, взлетали с воды огромные  самолеты-амфибии, в воздух был поднят даже знаменитый и самый настоящий " У-2" (гидровариант). Если вы не в курсе про У-2 - посмотрите "Небесный тихоход".
А в самом начале шоу были еще и дельфины - два дельфина показали свои темные спины  и - практически синхронно - появились первые вертолеты. Потом животные уплыли подальше от шума. Часа 4 я провялилась на жуткой жаре, но в пансионат вернулась  абсолютно счастливая - и дельфины мне сразу и самолеты. Бывает же.
Олива, Сергиев Посад

Патрики бегут. Вокруг Патриарших на некосмических скоростях

Утром 12 апреля в "Пекарне Мишеля", что в Спиридоньевском переулке, царило небывалое оживление. Его создавали люди в ярких спортивных костюмах и шапочках. Кто-то прикалывал к одежде порядковые номера, кто-то завтракал – классические тост с маслом, овсянка и кофе должны были подкрепить участников благотворительного забега «Патрики бегут».
Удивительно, но в субботнее утро, когда так велико притяжение к дивану, благотворительный забег «Патрики бегут» собрал вместе абсолютно неслучайных людей. Поодиночке и целыми семьями горожане ехали из разных концов Москвы, чтобы совершить утреннюю пробежку вокруг Патриарших прудов. Аудитория собралась подготовленная – для многих этот благотворительный забег – еще одна возможность пробежаться, только теперь уже не одному и вокруг дома, а в самом сердце Москвы и в прекрасной компании. Кто-то увидел в этом действии альтернативу тому самому дивану. Некоторые любители спорта приехали специально, чтобы поучаствовать и материально помочь тем, кому сейчас тяжело – детям с поражениями ЦНС – подопечным фонда «Галчонок». Так, например, поступили подруги Алена и Людмила, для которых этот забег стал первым в их жизни. Принять участие в мероприятии «Патрики бегут» можно было за символическую по нынешним временам сумму – 300 рублей.
Пока Алена, Людмила и еще 150 участников забега разминались на свежем воздухе под руководством тренеров студии персональных тренировок Pro Trener, через дорогу, у Пекарни Мишеля, – в само кафе было не попасть – полнейший аншлаг, – стояли ребята из Школы событийного продюсирования Алексея Бокова. Молодые продюсеры размышляли о том, как сделать мероприятие в мероприятии – яркое и запоминающееся, такое, как этот субботний и беззаботный день. Основные приготовления, правда, были сделаны загодя – проведена разведка, сгенерирована идея, которая приняла форму ярко розовых облаков из плотной бумаги. После финиша участники забега писали на них названия городов, знаменитых своими марафонскими забегами. «Привет, Париж!», «Привет, Лондон!», «Привет, Мадрид!», «Привет, Нью-Йорк!» Розовые облака плыли по рукам участников, щелкали затворы фотоаппаратов, откуда-то доносились голоса: «Торжок, Торжок запишите!», мелькали айфоны и айпады – все происходящее в этот день рядом с Патриаршими сразу же выкладывалось в сеть.
Журналистам, работающим в одной упряжке с продюсерами, достался свой фронт работ. Они выясняли, знают ли московские бегуны о том, в какой части света искать товарищей по увлечению. Оказалось, что не только знают, но и бегают сами.
Например, Николай Слезко, владелец бутика, где представлена одежда российских дизайнеров, регулярно участвует в Московском марафоне и во всех средних забегах. Этого россиянину показалось мало, и он пробежал полумарафон в Мадриде.
Тренеру клуба Pro Trener Андрею Палию по должности положено знать, какие марафоны в мире проводятся. Он бегал в Берлине, Лондоне, Москве.
«Этот забег, конечно, не соревновательный – говорит Андрей, скорости не космические. Но не в этом суть! Главное, получить позитивный заряд». Также он пояснил, что это мероприятие – не единственное. Москвичей ждет чреда интересных акций, ведь сезон только начинается.
Яркая история получила свое завершение – объединив усилия, участники марафона собрали в пользу фонда «Галчонок» 73 330 рублей. Надеемся, москвичи ещё получат возможность улучшить этот результат, ведь лето только начинается!

https://www.facebook.com/PatrikiDaily/photos/pcb.373412322796825/373412002796857/?type=1&theater
Олива, Сергиев Посад

Крым как черная дыра

С тех пор, как стало известно о предстоящем референдуме в Крыму, новости из Крыма приобрели статус тренда, на котором издания поднимали  тиражность  и просмотры. Новостные агентства  и  нещадно эксплуатирующие  крымскую тему  СМИ, – вот кто заработал на Крыме,  если уж не деньги, так внимание аудитории. Россия же готовится к серьезным расходам, которые трудно подсчитать. Как сообщает  Bloomberg, на реанимацию крымской экономики будет направлено 100-130 млрд руб. По данным  того же агентства возможная цифра расходов федерального бюджета – 260 млрд руб. Чиновники Минфина утверждают - точных расчетов пока нет. Какой бы ни была итоговая сумма, возникает вопрос, откуда Россия, с дефицитным бюджетом, по данным РГ он составляет «всего-то» 389 593 865,8 тыс. рублей, возьмет эти деньги? (Замечу, что в бюджете на 2014 год слово «Крым» не фигурирует). Ответ на вопрос, занимающий мысли среднего налогоплательщика, дает газета «Ведомости»: «это деньги, сэкономленные на замораживании накопительных пенсионных взносов в 2014 г. Они были зарезервированы федеральным бюджетом на возможные экстренные антикризисные меры».То есть получается, что Россия вынуждена нырять в неспокойный  Экономический океан, который местами пучит от вялотекущего кризиса, голая и без спасательного круга. А выплывет ли?
На данный момент власти  решили главное: у кого деньги отобрать. У нас. Наши с вами. Отложенные на старость. С тем, что пенсионные накопления россиян идут в призрачный антикризисный фонд, еще можно как-то примириться, но отобрать у своих, чтобы увеличить соцвыплаты крымчанам в два раза? Дружба дружбой, но добровольно из собственного кармана оплачивать присоединение, уверена, не захотел бы самый отъявленный альтруист. В «осадке» остается вопрос: что будет, если российские граждане наконец-то поймут, что их опять обворовали? Хотя и это полбеды. Что, если впоследствии винить в воровстве (низких пенсиях, кризисах, нищете у себя на родине) россияне начнут самих крымчан?
Российские политики, в принципе, обнаружили удивительные способности к ясновидению, устроив «заморозку» накануне крымских событий. Что ж, очень вовремя пополнилась российская казна.
Между тем, санкции  против России уже начались. Это так называемые санкции непрямого ущерба: произошло снижение суверенного рейтинга России и как результат – удорожание импортных кредитов, которые страна вынуждена будет брать, чтобы закупорить черные дыры в собственной экономике. Очевидно, что в ближайшее время из России увеличится отток зарубежного капитала - по оценкам Игоря Юргенса (ИНСОР) – от $ 100 до 200 млрд ежегодно. Ни крымским виноградом, ни полезными ископаемыми, ни прочими ресурсами такие дыры не залатать.
Другой нерешенный вопрос: освоение денег. Мало отдать – нужно с умом потратить. Становление российских институтов в Крыму займет какое-то время и будет, видимо, очень трудным. Ведь на коррумпированную украинскую госсистему наложится неповоротливая, несовершенная и вряд ли менее коррумпированная русская. Если в украинском языке нет понятия «распил», то думаю, скоро оно появится.
Еще один вопрос лежит на поверхности. Он судьбах, о самосознании людей, которые определяют для себя Украину как родную страну. Молодых людей, которые стали заложниками этого смутного времени. Кого мы в итоге приобрели: лояльных, активных, талантливых и любящих Россию граждан или неприятелей в собственном стане?
 
Олива, Сергиев Посад

Большие надежды сказочной страны

Просмотрела несколько номеров печатного «Огонька», прежде чем взгляд остановился на небольшом и довольно простеньком репортаже Сергея Мельникова о неунывающих жителях Камчатки («Готовь сани весной»).
Корни – великая вещь. Куда бы ты ни приехал, они дают о себе знать, отзываются в тебе глубинной, древесной нотой. Видимо потому, что я - сибирячка, рассказ про людей на собачьих упряжках, про праздник «Берингия», который для местных жителей главней Олимпиады, вызвал сентиментальные эмоции. Хотя слово "сентиментальные" - не очень точное.
Статья Сергея Мельникова представляет собой даже не репортаж, а информационный материал с репортажными вставками. От этого, впрочем, он нисколько не теряет своего очарования. В нем есть все – свойственная репортажу динамика  - мы воочию видим, как каюр запрягает в упряжку собак и начинает гонку, погружаемся в короткие истории (про собаку по кличке «Ворон», спасенную от голодной смерти) и кожей чувствуем особую атмосферу, доброжелательную, теплую и ясную, как принято говорить на Камчатке «первый тип погоды».
Репортаж Мельникова – не масштабное полотно.Тем не менее, у читателей складывается, пусть и беглое, представление о том, чем и как живет Камчатский край, где есть отдаленные села, где нет электричества и доехать куда, словно в сказочную страну Снежной королевы, можно только на собачьей упряжке, где по-прежнему много рыбы, воды, льда и погибших кораблей.
 Впрочем, большие надежды связывают камчадалы с открытием новых рудников, добычей золота и с нашими спортсменами, которых с нетерпением ждут на камчатской горнолыжной базе.
В рамках небольшого репортажа автор, конечно, не смог рассказать обо всем, о чем бы стоило рассказать. Но, несомненно, разбудил любопытство, желание узнать еще многое про эту сказочную страну – Камчатку.
P.S. Мы – счастливые люди, потому что живем в огромной стране. В ней есть столько всего, о чем мы даже не знаем, но о чем бы стоило рассказать. Недавно в одном из интервью Ярослава Скворцова я прочла о том, что у канцлера Германии есть мечта… нет не так… МЕЧТА – проехать по Транссибу от Москвы до Владивостока. Как я воспряла! Оказывается моя глупая давнишняя идея вовсе не глупая! Правда, я пока совсем не представляю , как это сделать: не умею водить и у меня нет машины. А сколько бы получилось репортажей! Возможно, когда-нибудь мне удастся все осуществить.
Олива, Сергиев Посад

Это они нас могут пропустить без очереди

Как-то в фейсбуке я увидела демотиватор – парень без ног делал что-то невообразимое – он бежал по легкоатлетической трассе на металлических приспособлениях для ног. Раньше такие показывали разве что в фантастических фильмах. Я не исключаю, что это была марафонская дистанция. Под картинкой была надпись – «А тебе трудно вынести мусор»!
Репортаж Андрея Колесникова "Наивысшие достижения", опубликованный в электронной версии журнала «Огонек», своего рода демотиватор. Для всех нас. Иногда, как правило это бывает в пасмурный осенний день или в часы тотального одиночества, мы одеваем рабочие спецовки, берем в руки мастерки и выстраиваем в собственной голове крепкие каменные заборы с надписью «Это невозможно». Впрочем, у каждого своя надпись: кто-то старательно выводит - «Счастья нет», кто-то – «Мир – дерьмо». Очень часто бывает, что такие надписи в голове рисуют здоровые и вполне успешные внешне люди. Этим, в основном, грешат персоны творческие, с «тонкой душевной организацией». И если бы только они! Останови на улице прохожего – каждый второй найдет, на что пожаловаться.
Бывает, читаешь душещипательный материал об инвалидах, думаешь: «Бог миловал!» И то ли, чтобы откупиться от большей беды, то ли чтобы успокоить что-то внутри себя, набираешь пароль от личного кабинета в Интернет-банке, вводишь 12 или 14 цифр незнакомого счета, еще секунда – и твои деньги летят туда, где они нужнее. Это хорошее дело. Правда.
А бывают статьи, которые читаешь и думаешь: А я смог бы так? Так, как лыжницы Алена Кауфман и Михалина Лысова, горнолыжники Алексей Бугаев и Александр Алябьев… и еще 500 таких спортсменов, для которых олимпийская медаль - сродни медали «За мужество». Действительно, это они нас могут пропустить без очереди.
Олива, Сергиев Посад

Идти до последнего

Четыре года – это много или мало? Смотря с какими мерками подходить к этому отрезку времени. Для тех, кто создавал Олимпиаду в Сочи – организаторов шоу, архитекторов, строителей, волонтеров - всех, кто оказался причастным к этому спортивному действу, время, я уверена в этом, промчалось незаметно. Ведь столько нужно было успеть – придумать, построить, благоустроить, отмыть, засеять зеленые газоны, украсить и навести праздничный глянец. И главное – открыть. Да с размахом, о котором наперебой писала западная пресса: «О, это прекрасно!», «Россия открыла Игры с гордостью и великолепием!»
Кое-где на сочинских объектах и сейчас видны пятна недостроя – но это ничего, поправимо: достроим, покрасим – не на один год же строили и не для чужих людей. Хочется надеяться, что для себя, для своих детей.
Ждали Олимпиаду и спортсмены. Нет, не так. Непрерывно, без устали в течение четырех лет фигуристы, лыжники, конькобежцы готовились к ней, боролись за нее. Как они ощущали эти четыре года? Тянулись ли они медленно в бесконечных тренировках или летели так быстро, словно лыжник на крутом спуске? Хороший вопрос. Никто кроме самих спортсменов не даст на него ответ. Но, кажется, для Евгения Плющенко время, сжавшееся в пружину после операции, затем начало стремительно раскручиваться – четверной тулуп – и вот уже весна, а по прогнозам врачей свой четверной Женя сможет сделать только осенью. Еще один четверной тулуп времени – и вот, хоть лед грызи, а выступить на отборочных надо! Надо попасть на домашнюю Олимпиаду, ведь возможно… она последняя. Кто из спортсменов откажется от такого шанса?
«Вчера на тренировке Евгений несколько раз упал с четверого прыжка. Причем очень сильно…» - комментирует в интервью Первому каналу несостоявшееся выступление тренер Евгения Плющенко Алексей Мишин.
Обычный, далекий от спорта человек, услышав такое, подумает: «Какого черта? Неужели спортсмен не мог прогнозировать ситуацию? Зачем вышел на лед? Ведь на карте – престиж страны!» Но давайте вспомним: одну золотую медаль Евгений Плющенко откатал и положил свои 19 баллов в общую копилку. Да, фигурист мог подстраховаться и заранее объявить о том, что не выйдет на лед. Возможно, звезды бы, как говорится, совпали, и замена в лице Максима Ковтуна подоспела вовремя.
Но фигурист шел до последнего. Именно поэтому Плющенко – чемпион. Чемпион, который хотел выжать из шанса все. До последней капли.
Сегодняшние новости пестрят ядовитыми заголовками «Плющенко уличили во лжи», «Плющенко должен отвечать за свое решение…». И он ответит. Но не перед журналистами, спортивными комитетами, болельщиками и кем бы то ни было еще. Он ответит, но не перед нами.
Олива, Сергиев Посад

Про авоськи и надежду

Гуляла вчера по Тверской и наткнулась на самый настоящий авосечный магазин. Самые разнообразные разноцветные авоськи плетут для нас незрячие люди. Акция "Авоська дарит надежду"  по адресу Тверская, 15 (около метро Тверская) продлится до 13 января.
Когда я заходила в магазин, краем уха услышала: неужели это еще-кто-то покупает?
Конечно!!  Друзья, давайте введем моду на этот чудесный предмет!
Я купила голубенькую из хб через плечо))))
PS. Продавец любезно предложила сделать мое фото на живописном фоне))))

DSC_0303
DSC_0304

Вот их ЖЖшка: http://avoski.livejournal.com/
Олива, Сергиев Посад

PR-ское

Звонок в редакцию федерального издания.
- Мы вчера вам выслали пресс-релиз под названием «Дуня ищет поросенка». Могли бы вы опубликовать эту информацию на вашем портале?
- Девушка, к нам приходят сотни писем каждый день…
- Посмотрите, пожалуйста, письмо ушло вчера в 15.15.
- С какого адреса? А…вот. Нашлось ваше письмо (читает) «темной, дождливой ночью с личного подворья Дуни С., проживающей в колхозе N Московской области, был украден поросенок шести месяцев отроду…» Нет, девушка, мы пишем про такое только на коммерческой основе.
- Но наш поросенок весил сто двадцать кг! Может, добавить какой-нибудь информации, чтобы вы поставили в виде новости...?
- Тоже мне. Новости! Вы знаете, сколько таких поросят по всей стране? И вообще покрупнее вашего попадаются!
- Но он особой породы, он в клеточку в разрезе!
- Мы не можем этого проверить!
- Но его украли! Темной ночью!
- У нас в стране каждый день что-то прут среди бела дня!
- Но Дуня...
- Если бы этот поросенок стал оборотнем и в глухую дождливую ночь убил эту Дуню или, еще лучше, кого -нибудь позначительнее… Мы бы поставили в криминальную хронику, а так - только на коммерческой основе.

PS. Был случай, когда редактор одного из изданий заявил следующее: «вот если бы они (звезды) убили друг друга, мы бы поставили это в криминальную хронику».
Олива, Сергиев Посад

Счастливое время года

Коллеги спросили, какие достижения меня настигли в этот год. Не знаю на счет достижений, но я вспомнила, что наша машина встала где-то на трассе между Москвой и Питером. Мне было очень холодно, хотелось согреться, есть, пить, хотелось всего сразу, только бы не стоять на ночной трассе, не слышать потока несущихся автомобилей. Потом... Много часов спустя, были прекрасные, светлые башни Великого Новгорода, была сумбурная ночь и, следом за ней, еще одна - я сидела в интернет кафе в центре молчаливого и сырого Питера и писала редакторскую колонку в журнал. А рядом со мной (через дорогу, в машине) спал человек. И это было самое счастливое время этого года.